Семейные кризисы. Часть 3

Если мы вспомним про то, что еще 100-200 лет назад «семейный стаж» женщин из-за ранней смертности в среднем был около 20-ти лет, то сейчас женщина может быть в браке 50-60 лет. Из которых около 30-ти она сохраняет способность к деторождению.

В связи с эти получается интересный вывод: может быть, 15-20 лет – это некий биологическо-эмоциональный срок жизни семьи? Ведь этого времени вполне достаточно для «выполнения» программы по рождению и воспитанию детей, а чувства, на основе которых, когда-то этот брак был построен, себя, как правило, исчерпывают.

Если еще 1-2 поколения назад, это было не так явно выражено за счет того, что детей рожали намного больше и женщина «плавно» переходила из роли мамы в роль бабушки. То теперь образовался «функциональный провал», где-то, в возрасте 35-45 лет. Поэтому и отмирает институт «бабушек» – как-то сложно представить 40-ка летнюю женщину, с удовольствием взявшую на себя обязанность целыми днями заниматься внуками.

Скорее, наоборот, в таком возрасте женщину легко представить, как готовую к новым серьезным отношениям. Посудите сами – ей 35-40 лет, ребенок (или два), относительно большой и самостоятельный, мужа уже нет, либо с человеком, который рядом, на эмоциональном уровне связывает не так много, как раньше. При этом, она чувствует себя в «полном расцвете» женских сил и потребностей, достаточно здоровой физически и совсем «другим – зрелым человеком», который не совершит ошибок молодости.

Вот и основание той динамики, которая в последнее время становится все более распространенной – вырастает количество повторных (или третьих) браков после 40-ка, в них растет количество поздних детей (и это правильно, что если в 40 лет женщина при создании новой семьи рожает ребенка) и все больше становится пар с разницей в возрасте, где мужчина намного младше. Таким образом, уходит привычная прерогатива мужчин на «поздний брак с молоденькой».

Т.е. «природа», в лице женщин, подсознательно ищет и пробует новые формы отношений. И если продолжить тему статьи о возможных видах семьи в будущем, то можно предположить две основные тенденции, в которых женщины будут делиться на:

1. два брака – когда женщина в районе 20-ти лет рожает ребенка и одна его воспитывает, либо это происходит в рамках «пробного» брака, с почти 100% вероятностью развода. А около 40-ка лет, когда первый ребенок уже взрослый и карьера выстроена – происходит второй «осознанный» брак, с рождением ребенка и уже «на всю жизнь».

2. поздний брак – когда женщина делает выбор в районе 30-ти или чуть позже и старается прожить всю жизнь в этом браке. Но перед этим имеет достаточно богатый 10-15 летний опыт отношений с разными партнерами. За это время у нее будет возможность реализовать себя в профессии и определиться с жизненными прритетами.

Т...е. в первом случае женщина дважды проходит цикл семейных кризисов, а во втором – один раз, но максимально его отдаляет. В итоге, где-то к 50-ти годам, они находятся примерно на одном витке отношений.

Но, как я уже писал, «любые попытки вывести какие-то закономерности человеческой жизни – обречены на провал». Можно лишь попробовать описать модели с той или иной степнью достоверности. А жизнь всегда богаче любой фантазии. Поэтому, конечно, есть и будут пары к которым все вышеописанное не имеет никакого отношения. Кто-то с легкостью переживет все кризисные моменты и пронесет любовь сквозь всю жизнь.

Вы наверняка заметили, что я описывал кризисы с той точки зрения, если в семье один ребенок. А что будет, если два или три? В принципе, все то же самое. Отличие  лишь в том, что кризисы как бы «размазываются» во времени или становятся перманентными – т.е. если разница между детьми 3-4 года, то семья по очереди входит то в один, то в другой кризис, в зависимости от ребенка. С одной стороны, в этом есть плюс: навыки, отработанные «кровью и потом» на первом ребенке, на втором работают без особых усилий. Не зря ведь говорится, что на первом ребенке родители учатся воспитывать, а второго воспитывают.

Но существует и минус – накладываясь друг на друга, кризисы усиливают свое влияние. Особенно наглядно это видно на, так называемом, кризисе среднего возраста. На самом деле здесь одновременно собирается сразу множество достаточно сложных проблем.

Представьте 45-летнего мужчину – его беспокоят вопросы здоровья, потенции, самооценки, самореализации, денег и т.д. При этом старший сын, например, подросток и полностью отсутствует контакт с ним. А младшая дочь пошла в первый класс и необходимо делать с ней уроки. Родители болеют и требуют внимания. А с женой накопились проблемы и нет уже того взаимопонимания...

Вот и получается, что для многих самый простой выход – «уйти». Способы могут быть разные – алкоголь, инфаркт, другая женщина и т.д. Я не оправдываю подобное мужское поведение, но необходимо понимать, что не все люди (и мужчины, и женщины) могут достойно выдержать подобное перенапряжение. Поэтому будьте очень внимательно и к себе, и к своему партнеру – если вы чувствуете, что с вами происходит нечто подобное и вы уже не справляетесь – проанализируйте свои проблемы, определите, какие из них самые главные или «больные» и начните решать.

Понимаю, что у многих людей в такие сложные жизненные моменты «опускаются руки» и кажется, что разобраться с этим нельзя. Но есть хорошая присказка: «можно ли съесть слона? — Можно! Если есть кусочками»...

Также нужно отметить, что большое количество изменений, происходящих в семье будут переживаться как кризис. Эти изменения могут быть как «нормальные», так и «ненормальные». Нормальные изменения в семье – это такие трансформации, которые семья ожидает и может к ним заранее как-то подготовиться. А ненормальные – когда эффект оказывается выше ожидаемого или произошли неожиданно, например, смерть, самоубийство, болезнь, банкротство и т.п.

По мнению ученого Д. Леви существуют следующие типы изменений в семье:

  • «выбывание» (утрата членов семьи по различным причинам);
  • «прирост» (пополнение состава семьи в связи с рождением, усыновлением, приездом дедушки или бабушки, возвращением с военной службы);
  • изменения под влиянием социальных событий (экономическая депрессия, землетрясение и т. п.);
  • биологические изменения (половая зрелость, климактерический период и т. д.);
  • изменение стиля жизни (уединение, переезд, безработица и т. д.);
  • «насилие» (кража, изнасилование, избиение и т. д.).

Все это может приводить к обострению ситуации. Конечно, как каждый человек создает свои защитные механизмы, которые ему помогают, так и каждая семья находит свои способы борьбы с кризисами.

Например, существует одна интересная закономерность, связанная с возрастом между детьми. Если в семье есть несколько детей, разница между ними составляет, как правило:

  • год-два, так называемые погодки
  • 3-4
  • 7+ — 1
  • 15+ -3

Ничего вам не напоминает? Правильно – это периоды наших семейных кризисов. И связь между этими событями простая и прямая. Кризис никогда не начинается внезапно, всегда есть какие-то сигналы о предстоящем испытании, главное их вовремя увидеть и расшифровать.

Но человек обычно живет разумом, а не чувствами. И хотя подсознание во весь «голос» может нам кричать о том, что «что-то не в порядке» – в виде снов, внутреней тревоги или беспричинной раздражительности. На уровне «головы» кажется, что вроде бы «все хорошо» – и мы не придаем значение каким-то мелочам или находим им объяснение. Поэтому, либо ничего не меняем, пока «гром не грянет», либо «случайно» берем с собой зонт в солнечную погода, а через время он оказывается очень нужным.

Так и в контексте нашей темы – представьте, что пара успешно пережила первый кризис «рождение ребенка». Эта ситуация сплотила партнеров и они научилась справляться с трудностями. В итоге остается ощущение, что период, связанный с рождением ребенка, несмотря на определенные сложности, вывел отношения на новый уровень.

Тогда, при приближении нового кризиса, который пара подсознательно чувствует, она неосознанно воссоздает и повторяет предыдущую успешную модель. Т.е., например, если мы говорим про кризис 3-х лет, то уже в два года становится понятно,  что скоро будет легче, ребнок пойдет в садик и т.д. При этом подспудно чуствуются приближение новых проблем, но, это, как правило, не осознается и партнеры «просто» принимают решение – «а давай родим еще». Т.е. прибегает к той модели, где у них  все когда-то получилось.

Не секрет, что именно рождение ребенка часто воспринимается женщинами, как возможность сохранить семью или удержать мужчину. Это не хорошо и не плохо, если люди понимают истинную подоплеку своих мотивов. Иначе, разочарование, в случае неуспеха, может быть очень сильным, как для самого человека, так и иметь последствия для ребенка. Ведь он в этом случае рождается с некой миссией «сохранить семью». И если не получилось, именно ребенок часто становится объектом для раздражения, как «виновник неудачи»...

Также часто можно увидеть, как в такие «кризисные» моменты семья заводит домашних любимцев, чтобы можно было на ком-то сконцентировать свое внимание и чтобы это было либо «общим делом», либо «отдушиной» для одного из партнеров.

Пенсионеры, одинокие женщины и бездетные пары очень часто заводят кошечек или собачку. Мы уже говорили, что «система должна быть ориентирована на нечто третье», да и на индивидуальном уровне у человека существует потребность давать, заботиться о другом и получать что-то в ответ. Вот кто-то так и делает. Это нормально. Главное, чтобы этот шаг не был неосознанной заменой истинной потребности – например, в ребенке или чтобы заполнить пустоту между партнерами.

Если за приобретением домашних животных стоит некий перенос, то не получится полноценно компенсировать существующий дисбаланс и разочарование неизбежно. Поэтому будьте внимательны к своим чувствам и настоящим мотивам своих действий.

08.11.2012   Рубрики: Психология отношений.

Написать комментарий